Перейти к основному содержанию

Автор истории

 Оранжевый цвет означает энергию, зеленый - концентрацию, а полуночно-синий - сон. Они лежат на полках, заклинания в удобных бутылках, ароматизированные по вкусу. Слева - ягоды и цитрусовые, справа - вкус шоколада и теста для торта. Пробираюсь сквозь вечную толпу к аптеке. Бизнесмен, стоящий у бутылок хитрости, одарил меня грозным взглядом, будто он какой-то задира или что-то в этом роде. Без разницы. Мой новый аромат даже недоступен для широкой публики.

 Скучающий клерк читает мой рецепт. Один, два раза, потом она глотает жвачку и бежит за своим боссом. Он выходит, белый лабораторный халат все еще сверкает от чистящих средств, и достает очки для чтения. Он кивает и снова уходит.

 Я стучу ногой. Я чищу ногти. Я провожу языком по зубам, чтобы вычистить остатки салата, который съела на обед. Я считаю тики на башне с часами на другом конце города. Тогда мой заказ готов.

 Я подписываю форму договора, не читая его, раскрытие побочных эффектов, освобождение от ответственности. Клерк протягивает мне черную бутылку. Ее глаза широко раскрыты, и я замечаю, что ее нижняя губа слегка дрожит. Интересно, ей жаль меня? Я улыбаюсь, но от этого она только отворачивается. Думаю, нет.

 Я даже не жду выхода, чтобы взять одну. Я иду к редко используемому садовому проходу и сажусь на фонтан со сколами из камня, большую часть поверхности которого покрывают наклейки с распродажей. Щелчок крышки от бутылки звучит для меня как музыка. Может быть, это лекарство подействует там, где другие пятьдесят не сработали. Смею надеяться.

 Красные таблетки - от боли.

 Я проглатываю две капсулы на сухую и жду. Это не займет много времени. Подергивание бедра, трепет в животе, пульс на виске. Потом сразу агония.

 Я стону и соскальзываю на землю. Звуки вокруг меня отступают. Сначала я теряю реактивные двигатели, потом машины с автострады и детей из школы. Последнее, что я слышу, это домохозяйка, стоящая в проходе с таблетками и выбирающая между благодарностью со вкусом клубники или кофе. Мое бьющееся сердце и пульсирующие нервы даже прикрывают звук подметающего вокруг меня дворника, как будто я еще одна статуя в саду.

 Наконец-то благословенная тишина.