Перейти к основному содержанию

Автор истории

 Дом был старый, красавец из красного кирпича в викторианском стиле 1920-х годов, окруженный тощей металлической оградой и густой весенней травой. Я легко представила на нем детскую площадку. Это был идеальный дом для такой молодой пары, как мы.

 "Как ты думаешь, здесь есть привидения?" спросила я.

 «Нет, - сказал Данте. «Я спрашивал у агента по продаже недвижимости. Они должны сказать тебе, есть ли здесь привидения, понимаешь. Здесь нет призраков, Роза», - сказал он, подмигнув и игриво подтолкнув меня локтем.

 Я ему поверила. Данте был юристом, к тому же хорошим.

 Сейчас это кажется смешным, но я знала, что мы должны жить в этом старом доме. Соседи назвали это поместье Кизил из-за пышных кизиловых деревьев, растущих во дворе. От кизилов пахло южным гостеприимством, а летом они были белыми, как свежий хлопок. Городская мышка, которой я была, влюбилась сразу.

 Когда Данте наконец получил ссуду на наш новый дом, я не удивилась. Я знала, что нас туда привела судьба.

 * * * 

 Но не у всех историй есть счастливый конец. Как и в нашем браке, в доме сначала было тепло, но вскоре стало холодно до минусовой температуры. В основном мы спорили о графике работы Данте. Его склонность задерживаться в офисе допоздна, увеличенный рабочий день, и то, что мы больше не виделись даже по выходным. Он обвинял в этом юридическую фирму, но меня это не убедило.

 * * *

 Когда наступил тот роковой день, и пуля вошла мне в грудную кость, я не предвидела, что это случится. Никто и никогда не предвидит, пока смерть не подойдет достаточно близко, чтобы пожать тебе руку.

 Я была на подъездной дорожке, выходя из двери машины после вечернего выступления в качестве профессора колледжа. Мальчику, который стрелял в меня, было не больше пятнадцати лет. Ему нужны были мои деньги, а не моя жизнь. Когда я увидела, как его глаза расширились от ужаса, я поняла, что он не собирался стрелять в меня, это была ошибка, которую он никогда не сможет исправить, а я зашла слишком далеко. Алые струйки крови потекли по бетонной дороге на улицу, прежде чем приехала скорая помощь, чтобы меня спасти.

 Я умерла еще до того, как мое тело довезли до двери больницы.

 * * *

 Быть свидетелем собственных похорон – ироничный роман. Надгробная речь Данте обо мне была красивой, теплой и в основном правдивой. Это были самые добрые слова, которые он сказал обо мне за долгое время. Несмотря на то, что ничто не звало меня тогда, а я испытывала искушение уйти, я не могла оставить его. Мы с Данте были теперь ближе, чем когда-либо, и я не могла потерять его дважды.

 * * *

 Данте так не считал. Он был готов двигаться дальше.

 Через несколько недель после похорон он привез ее домой. Наш дом. Мое сердце было наполнено горящими углями, когда я видела, как она держала его за руку, это было утешением и долгим знакомством. Я точно знала, кто она, еще до того, как увидела ее. Она была причиной того, что Данте задерживался на работе, уезжал в командировки за город и работал по выходным. Это была Клэр, коллега Данте.

 Это клише, сукин сын.

 Я тоже хотела быть клише. Я хотела быть какой-нибудь болезненной грустной шуткой с темной изюминкой. Я хотела разразиться яростью, которая пылала бы от нашего притворства. Я хотела причинить ему боль, как он причинил боль мне. Я также хотела сделать больно ей.

 Но быть призраком так не получается. Призраки могут дуться, горевать и гневаться сколько угодно. В физическом мире все это ничего не значит. Я узнала это на собственном горьком опыте.

 Все, что я могла сделать, это смотреть и наблюдать, как они взялись за руки и допили свою бутылку вишнево-красного вина, а затем поднялись наверх в нашу комнату. Я видела, как он прикасался к ней так же, как раньше прикасался ко мне. Я наблюдала, как он слегка щекотал ее ухо, как раньше щекотал мое. Я все это видела.

 Закончив, он нежно поцеловал ее и направился к двери ванной. Я попыталась отодвинуться, но он прошел сквозь меня, а затем вздрогнул. "Роза?" Услышала я его шепот.

 Я ничего не сказала. Я онемела, чтобы что-то произнести.

 Проходя мимо парадной двери и призрачно-белых кизилов на подъездной дорожке, мои последние мысли, перед тем, как я исчезну в никуда, были о том, как долго это продолжалось - он и Клэр.

 Забавно, как мы с Данте шутили, что в нашем доме живут привидения. Я никогда не думала, что призраком стану я.

Комментарии